«Патриот» и конкурирующие формы жизни

Третьего дня скочал торрентами фильм «Патриот» с Мэлом Гибсоном. Мэл Гибсон — очень хороший актёр, люблю его с младых ногтей. Зарекомендовал себя отличными ролями во всём подряд. Да и фильм пара товарищей хвалили. Мол, боевые действия там, патриотизм и всё такое.

Чтобы совместить приятное с полезным, навалил в тарелку мяса в виде котлеты и консервированной фасоли в томатном соусе*. Запасся напитками. Приступил к просмотру.

По правде, с первых минут фильм подкупает. Гибсон, семеро детишек, топор войны, бережно хранимый в далёком сундуке на фамильном хуторе — всё это рисует картину милую и уютную. Потом Гибсон толкает речь на сходке, где говорит, что война ему не нужна, он уже отвоевался и теперь больше о детях думает. Это показывает его, как вполне нормального семейного мужика в возрасте.

На сцену выходят дети, которые до этого уже показали себя весёлыми ребятами и меткими стрелками. Дети постарше рвутся воевать «за свободу», хотя ведут себя при этом так, словно на войне мёдом намазано, причём не детским мёдом, а взрослым, который раньше им было нельзя, а теперь можно, хоть батя и не рекомендует. Батя печалится, но не отговаривает, очевидно наотговаривался уже и без особого успеха. Старший Сын говорит, что Гибсон просто прячется за семьёй. Как бы намекает, что папаша то трус. Начинают закрадываться подозрения о правильности воспитании детей Гибсоном.

Сын уходит на фронт, а батя ведёт нормальную семейную жизнь, пока молодое поколение нюхает порох. Потом случается передоз пороха и оцарапанный Сын вламывается в отчий дом со стволом в одной руке и секретным военным письмом в другой. Его бинтуют и кладут спать. О том что же это он пришёл прятаться за семьёй, его никто не спрашивает.

Наутро Сын уже бодр и свеж, как герой Фоллаута после сна, однако видит, что людей в доме прибавилось. Это раненые соотечественники, которые подобно ему приплелись на хутор Гибсона. Их тоже бинтуют и кладут спать на просторном крыльце, но в процедуры вмешивается эскадрон вражеских гусар с шашками, которые сперва благодарят за заботу о своих, а потом спрашивают, кто здесь с секретным военным письмом. Вылеченный Сын радостно признаётся, что это он, и его тут же вяжу и уводят. Сын помладше рвёт с катушек и бежит толкать вражеских солдат с криком: «Беги братюня!» и его тут же пристреливают. Я бы тоже пристрелил, но сын помладше больше думал о брате, чем о себе. Это патриотизм.

Ещё главный гусар предлагает неграм Гибсона повоевать на своей стороне и получить за это свободу, на что негры Гибсона отвечают, что они свободные люди, работают тут по своему желанию и воевать не очень то хотят, опасливо переводя взгляд с хозяина на вооружённого гусара и обратно.

Потом гусары добивают забинтованных раненых, поджигают дом и уходят, а Гибсон вытаскивает из огня тройку ружей, банку пороха, пуль и топор из сундука. Берёт двоих оставшихся сыновей и сам-третей щемится через лес за конвоем с сыном, устраивает показательную резню, перехерачивает двадцать человек, спасает Сына.
Затем прячет детей у молодой тётки, которая весь фильм старательно выдавливает корсетом из платья немощную грудь и конвоирует сына уже сам в ближайшую военно-полевую часть. Там Сын расстаётся с секретным письмом и приобретает нового командира — папаню.

Вдвоём они вербуют людей, чтобы организовать партизанский отряд. Метод вербовки Гибсона оригинален, но понятен. Сын же вламывается в церковь во время службы и призносит недлинную речь, призывая людей уйти в леса и оттуда воевать врагов. Интересно, кстати, что практически всё население небольшого городка сидит в церкви, вместо того чтобы паковать ценности и валить подальше от линии фронта. Несмотря на то, что они такие вот идиоты, речь Сына не производит на них впечатления. В километре от фронта их хата всё ещё с краю.
Тогда за дело берётся кисейная барышня в шляпке из местных. Очевидно, ей очень понравился Сын, ведь он такой красивый, сильный, не побоялся войти в церковь и заговорить там с незнакомыми людьми! Барышня решительно поддерживает Сына пиздежом. При этом употребляет слово «патриотизм», хотя в целом посылает людей воевать. То-есть убивать и быть убитыми. Но, поскольку барышня тоже симпатичная, мужичьё тут же собирается и прямо из церкви идёт в сторону фронта с Сынишкой во главе.

После встречи и расположения отряда на острове в болотах Сын упрекает Гибсона, что тот понабрал каких-то бандитов и гопников, в то время как сам он привёл людей интеллигентных и даже одного священника. Гибсон отвечает, что именно такие люди ему и нужны.

Партизаны некоторое время успешно партизанят, затем на них случается небольшая облава с хитростью.
Вооружённые крестьяне тормозят пару телег и тут же все выскакивают из кустов на видное место. В ответ из телег выскакивают вооружённые вражеские солдаты и принимаются палить, а с холма скачут гусары. Половина партизан попадает в плен, некоторых убивают. Нахуя вылезали из кустов?

Идиотизм при ведении боевых действий раздражает в течение всего фильма. Ровные шеренги, сходящиеся на расстояние выстрела в полный рост, пальба залпами по очереди и прочая хуйня буквально бесят. Как могут выигрывать войны такие идиоты?! Впрочем, идиоты есть с обеих сторон в равных пропорциях.

Семья Гибсона в это время подвергается наезду гусар, которые злятся на Гибсона, и прячясь от наезда в подвале(sic!), чуть позже сбегает кустами и лесом. Гибсон вывозит семью в посёлок к неграм, куда враги не суются, и отъезжает воевать дальше. Периодически семья навещается попеременно Сыном и самим Гибсоном. В один из заездов младшая дочка говорит, что ненавидит Гибсона, но о причинах ненависти умалчивает. Тётка, присматривающая за детьми пожимает плечами и глупо улыбается. Непонятно, чем она насрала девочке в голову, что та ненавидит своего героического отца. Если же тётка девочке в голову не срала, непонятно, почему она не провела разъяснительную работу, чтобы повысить лояльность дочки к отцу.
В очередной заезд Гибсона на негритянский колхоз он и тётка всю ночь глазеют друг на друга, лёжа по разным койкам (Кстати, после войны тётка встречает его с младенцем на руках. Будьте осторожны, оказывается, залететь можно даже от взгляда, если смотрит Гибсон!), а наутро пора отъезжать. Младшая дочка сначала упорно сопротивляется попыткам выдавить из неё хоть слово, но, увидев удаляющуюся спину отца, кричит ему, что передумала, пусть только вернётся. Вот такие они — бабы.

Продолжается война. Военные всю дорогу говорят, что где-то за лесом кактус гниёт воюет сам Вашингтон, но толку от этих рассказней никакого. Потом гусар убивает Сына, потом Гибсон убивает гусара, потом американцы побеждают в войне и строят Гибсону новый дом.

Через весь этот никчемный фильм идут шитые золотыми нитками Мэл Гибсон и его Сын — Хит Леджер.
Белыми же нитками шита тема патриотизма. Несмотря на это, фильм здорово успешен как в коммерческом плане, так и в плане насаждения среди американцев патриотизма. Потому что надо людям постоянно говорить, что они молодцы, смельчаки и умницы, чтобы жить среди хороших людей.


* Фасоль я сперва из холодильника вытащил, но обнаружил в открытой банке конкурирующую форму жизни:

Странно, ведь она там всего месяца три простояла 0_o
Пришлось вскрыть новую банку.

Запись опубликована в рубрике Без рубрики с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *